Психологическое насилие над детьми. Насилие над детьми.

Что касается реакции на насилие, я знаю одну историю: соседи услышали, как родители и ребенок яростно спорят, возможно, даже жестоко, и они пошли к ним и сказали: мы слышим все, что вы делаете. И люди перестали ссориться. Поэтому важно делиться своими разногласиями, но также важно при этом думать о собственной безопасности.

Психологическое насилие над детьми

Психологическое насилие над детьми

Психологическое насилие трудно распознать, потому что оно влияет на внутреннее состояние человека и часто остается незамеченным. В этой статье рассказывается о том, как проявляется домашнее насилие, его причинах и признаках.

Что это такое?

Многие люди воспринимают насилие как физическое воздействие на человека, но существует также психологическое насилие, которое встречается довольно часто, особенно в отношениях между родителями и детьми.

Психологическое насилие — это эмоциональное воздействие на человека: оскорбления, угрозы, намеренное пренебрежение, унижение, чрезмерная реакция, завышенные ожидания, недооценка достижений, вспышки гнева и многое другое. Такое поведение родителей по отношению к ребенку может быть неосознанным и даже благонамеренным, например, в попытке воспитать или дисциплинировать. Однако психоэмоциональное насилие в детстве оказывает сильное влияние на личность — по мнению американских психологов, его ущерб сопоставим с ущербом от физического и сексуального насилия.

Психологическое и эмоциональное насилие

Прежде всего, любое насилие над ребенком, будь то физическое, сексуальное или психологическое, оказывает на него негативное влияние и разрушает всю его дальнейшую жизнь. Однако в Уголовном кодексе есть статьи, которые наказывают только за первые два вида насилия. К сожалению, нет статьи за психологическое насилие. Наказать виновных практически невозможно, так как родители часто не осознают, что причиняют вред ребенку, считая, что действуют из лучших побуждений. Косвенно сюда можно отнести и самоубийство, но оно может быть наказано только в том случае, если ребенок уже частично причинил себе вред, но его можно спасти, или если трагедию не удалось предотвратить и уже слишком поздно.

Следует также сказать, что слишком часто «эмоциональное насилие» и «психологическое насилие» путают, потому что люди думают, что это одно и то же. Это не совсем верно. Напротив, первый термин входит во второй, потому что человеческие эмоции являются неотъемлемой частью психологии. Эмоциональное насилие непосредственно влияет на эмоциональное развитие ребенка, в то время как психологическое насилие затрагивает психику в целом и тормозит развитие ее способностей. Однако обе формы жестокого обращения оказывают серьезное влияние на будущее молодого человека и приводят к формированию сломанной, больной личности. Именно поэтому мы объединили эмоциональное и психологическое насилие в один список.

Психологическое насилие над детьми

Формы психологического насилия

Этот список содержит случаи, которые наносят вред ребенку. Если любое из перечисленных ниже действий повторяется регулярно, то это уже психологическое насилие. Поэтому если вы узнаете себя в каком-либо из примеров, вам стоит задуматься о том, все ли вы делаете правильно в воспитании своего ребенка.

Запугивание, угрозы, шантаж. Когда родители угрожают отобрать или выбросить любимую игрушку, когда ребенок не делает то, что говорит родитель, или угрожают физической расправой за плохое поведение — все это относится к данному случаю. Например: «Если ты еще раз бросишь ее, я посажу ее в горох», «Только попробуй, я не позволю ни одному живому существу прикоснуться к тебе». Безобидные «Если не будешь слушаться, отдам в полицию/постороннему/няньке» и даже «Ешь кашу, а то он за тобой побежит!». Ребенок чувствует себя в безопасности только в семье, а при таких угрозах он уже не чувствует себя в безопасности вообще. Часто родители говорят, что они все еще хорошие, и рассказывают, как их наказывали, чтобы манипулировать ребенком и заставить его чувствовать себя еще более виноватым.

Холодность, отстраненность, игнорирование. Родители отстраняются от своих детей, когда те хотят их обнять или поцеловать. В ответ на «Я тебя люблю» они молчат или говорят что-то вроде «Да, конечно, тебе что-то от меня нужно» или «Если бы ты меня любил, ты бы вел себя нормально», «Да, да, я тоже тебя люблю. Тебе что-то нужно? Нет? Тогда не беспокой меня, я занят» и другие. Игнорирование может также означать, что родители не спрашивают, как дела у ребенка, что произошло за день, куда он ходил, что у него на уме. Просьбы о помощи отвергаются на том основании, что ребенок «уже большой мальчик, ты должен быть самостоятельным, ты ничего не можешь сделать без взрослых!». Родители равнодушны к неадекватному поведению ребенка, такому как употребление алкоголя, наркотиков, битье сверстников и младших детей, издевательства над животными, аморальное поведение, жестокость. Ребенок хочет, чтобы его заметили за таким поведением, но в итоге тоже не может этого сделать. Это включает в себя вечно популярное «делай, что хочешь» и молчание, пока ребенок не заплачет и не попросит прощения, и ожидание, что родители заговорят, чтобы оправдать его.

Требования и сравнения с другими детьми, не соответствующие возрасту. Некоторые взрослые считают, что если они выработали определенную модель поведения, то дети должны ей соответствовать. Или если соседский ребенок является лучшим, по мнению тех же взрослых, то их собственный ребенок должен соответствовать соседскому стандарту. Обычно в таких ситуациях родители забывают о желаниях ребенка и о том, что все люди разные, со своими особенностями и достоинствами. Именно поэтому родители начинают требовать от ребенка с гуманитарным образованием высоких достижений в науке. Или они требуют идеально чистого пола с блестками в каждом углу. При каждой неудаче они приводят в пример другого ребенка, который в сто раз лучше, который родился со всеми своими способностями, который никогда не бывает угрюмым и никогда не ошибается в глазах своих родителей. А чтобы как можно дальше дотянуться до идеала, начинают отдавать ребенка в разные кружки и классы, причем сразу в несколько, не спрашивая его мнения. Если у отпрыска не очень получается то, что ему не нравится, он начинает активно заполнять это в своем сознании фразами: «А вот Петенька уже выигрывает олимпиады», «А Машенька вовремя приходит домой, и в комнате у нее чисто». И родители всегда помогают, не то что вы, лентяи».

Невидимый яд

В случаях эмоционального насилия психологи говорят об уничижительных фразах типа: «У тебя ничего не получится», «Ты трус, ты неряха, я лучше знаю, чего ты хочешь и что тебе нужно», «Ты ничего не понимаешь», «Ты все равно ничего не умеешь, дай мне», «Заткнись, опять будешь говорить глупости».

Читайте ещё:  Пиромания как расстройство психики у подростков: запись к психиатру. Кто такой пироман.

Иногда родители используют противоположные посылы: с одной стороны, ругают, с другой — провоцируют на те действия, за которые ругают.

На одном из анонимных психологических форумов взрослая женщина написала:

Вечером вся семья пошла ужинать. Мне поставили глубокую тарелку второго вида. Я должна была съесть все до конца. «Не доев, не выйдешь из-за стола» — так говорили в моем детстве, хотя в подростковом возрасте я страдала избыточным весом и пыталась сидеть на диетах. Мои родители не понимали, они смеялись надо мной. И в то же время моя мама, очень миниатюрная, худая женщина, когда я где-то переступала перед зеркалом или вырастала из туфель, платья, как бы между делом, она говорила: «Как быстро ты растешь, ты уже такая большая!». Или: «Удивительно, к кому ты так равнодушна. Как ты собираешься выйти замуж?». Чувство нежелательности и вины, которое сопровождало меня в детстве, преследует меня до сих пор.

«По словам психолога Натальи Заславской, обидчик вплетает токсичные фразы в повседневные действия, когда люди не ссорятся, а занимаются чем-то обыденным, например, собираются на работу или вместе режут салат за столом. Эмоциональное насилие так страшно, потому что оно маскируется под норму: человек постепенно перестает его замечать. Ребенок не понимает, что происходит, ему просто становится все хуже и хуже. Эмоциональное насилие разрушает ребенка, как радиация. Его каждый раз убеждают, что он плохой, никчемный и нелюбимый, и поэтому он часто чувствует себя виноватым.

Переживания детства влияют на всю дальнейшую жизнь ребенка, на то, как он строит отношения со сверстниками и сверстницами, способен ли он и захочет ли создать собственную семью.

Если детство ребенка проходит в постоянном стрессе, семья представляется ему чем-то опасным, ловушкой, из которой он должен выбраться, — объясняет Наталья Заславская, — нередко дети из таких семей лишаются наследства или вступают в многочисленные браки, которые быстро разводятся. Другой сценарий: у ребенка формируется виктимное поведение, и он неоднократно попадает в болезненные, жестокие отношения, терпит унижения и даже побои в собственной семье».

«Это все равно что шагнуть с обрыва». Кто защищает жертв домашнего насилия?

Если ребенка физически наказывают и унижают в семье, то возрастает риск того, что он станет виновником насилия в отношении других.

«Человек считает, что детей так воспитывают, потому что его так воспитывали. И если он признает, что бить ребенка — это плохо, ему придется признать, что он сам подвергался насилию. Многим людям трудно признать, что они жертвы, — говорит Артем Новиков, — взрослые, которых били в детстве, извиняются перед родителями и говорят, что выросли и стали нормальными людьми благодаря строгости. Но бывают и случаи, когда жертвы сексуального насилия говорят, что им было хорошо и даже приятно. Но это не означает, что жестокое обращение является нормальным.

Часто дети, подвергающиеся насилию дома, говорит Наталья Заславская, ведут себя агрессивно по отношению к другим детям в школе, потому что применять насилие — это нормально. Они не только копируют поведение важных взрослых в своей семье, но и пытаются проявить насилие, чтобы предотвратить нападение на них.

Безразличие страшнее гнева

Пренебрежение не означает причинение физической боли или вреда ребенку. Для внешнего мира пренебрежительное поведение родителя может даже создавать видимость заботы, но в действительности оно имеет разрушительные последствия для ребенка.

Пренебрежение равносильно жестокому обращению, когда родитель не принимает во внимание потребности и желания ребенка. Например, ребенок хочет рисовать, а его отправляют в военное училище. Он хочет яичницу или гречку, а его заставляют каждое утро есть овсянку, которую он ненавидит. Девочка хочет играть в футбол, но родители хотят, чтобы она занималась балетом, и говорят: «Да ладно, девочки не играют в футбол, у тебя будут ноги как у борца».

Пренебрежительное отношение встречается не только в авторитарных, но и во вполне демократических и обеспеченных семьях, где воспитанием детей занимаются няни и наемные учителя, но не родители.

«В обеспеченных семьях, где родители заняты делами и работой и часто отсутствуют, они могут пытаться платить за ребенка. Это тоже форма пренебрежения, когда игнорируются эмоциональные потребности ребенка, — объясняет Артем Новиков. Он скучает по маме или папе или хочет сообщить, что не нравится своей девочке, но родители вместо того, чтобы поговорить с ним и уделить время, дарят ему очередной дорогой гаджет. Это менее очевидное, но крайне негативное поведение родителей.

«Защита детей не должна быть войной против родителей»

— Как можно выявить подобные случаи жестокого обращения с детьми и физического насилия?

— Этой работой должны заниматься подготовленные социальные работники, психологи, юристы и врачи. Существуют методики, которые можно использовать для выявления случаев жестокого обращения. Это должна быть комплексная работа разных специалистов, с учетом возрастных и психологических особенностей детей, и все эти специалисты должны обладать навыками проведения определенных интервью, используя вопросы для понимания ситуации.

Например, ребенок не может назвать то, чего нет в его практическом жизненном опыте, если он чего-то не знает — он не может это придумать. Есть общие слова, а есть конкретные действия и описания. Работа специалистов направлена на выявление фактов, деталей, конкретных подробностей, которые дают основания полагать, что сказанное — правда.

Факт избиения ребенка может выясниться и в ходе медицинского обследования. Но это также может стать известно из уст самого ребенка. Он может рассказать об этом своим друзьям или учителю.

— Как отличить настоящие заявления детей от фальшивых и как выявить их в первую очередь?

— При работе с ребенком требуется дополнительное исследование. Важны возраст ребенка, его интеллектуальное развитие и понимание социальных последствий его высказываний.

Конкретный пример: девочка-подросток пожаловалась на своего отчима, утверждая, что он был жесток по отношению к ней. Орган опеки начал расследование. Были вызваны эксперты, проведена беседа с девочкой, задавались конкретные, подробные вопросы. Выяснилось, что никакого сексуального насилия не было, а девочке «надоело», что отчим заставляет ее делать домашнюю работу. Но она не преследовала цели опорочить отчима, посадить его в тюрьму — она была далека от таких мыслей. Она просто «жаловалась».

Читайте ещё:  Как расстаться с любимым человеком. Как расстаться с парнем.

На самом деле, сейчас существуют две крайности. Эти «адвокаты по правам человека» приходят в школу и говорят: «Если над тобой издеваются дома, немедленно жалуйся, мы тебя защитим». Или наоборот, ребенок рассказывает истинные подробности своей трудной ситуации, но ему просто не верят, его стыдят, обвиняют в том, что он «предатель, который ломает семью». В результате иногда ребенок даже не знает, как себя вести.

Поведение родителей также важно в таких ситуациях. Бывает, что в ситуации насилия второй родитель встает на сторону ребенка: Я буду с тобой, я буду защищать тебя, мы решим эту проблему, я не позволю ему причинить тебе боль. Дети ожидают именно этого — защиты. Но в 80% случаев второй родитель принимает сторону первого родителя и говорит ребенку: «Ты лжешь» или «Ну, потерпи». Когда ребенок затем восстает против жестокого обращения, он чувствует, что предал свою семью.

В большинстве случаев детям трудно и неловко говорить о проблеме домашнего насилия. А когда они все же говорят об этом, они вовсе не хотят причинить боль своим родителям. Они хотят, чтобы насилие со стороны родственников прекратилось, и хотят иметь возможность жить со своей семьей в любви. В конце концов, дети тоже хотят, чтобы их уважали.

Разлука с семьей — большая травма для ребенка. Учитывая непрофессионализм специалистов, работающих в социальных службах и в сфере защиты детей, никто не хочет разбираться в проблеме, проще ее подавить — найти того, кого можно обвинить и наказать. Но когда родители бесправны, именно дети «наказаны» потерей семьи. Реальная защита детей — это профилактика, раннее выявление и предотвращение насилия; реабилитация, работа с последствиями травм; поддержка семей в трудных ситуациях, просвещение общества….. То есть, конечная цель — сохранить ребенка в семье и по возможности помочь родителям. Для ребенка не очень хорошо, если его семья разрушена и он попадает в детский дом.

Есть еще такая позиция: когда я использую насилие, я вижу результат. А чем его заменить? Если ребенок не понимает, если я никак не могу донести до него свою мысль. Какие бывают альтернативы физическому наказанию?

Это вопрос, который действительно часто возникает. Я думаю, что люди прибегают к таким средствам не потому, что они садисты, а потому, что сами подверглись такому обращению. Можно поступить по-другому.

Первое, что нужно сделать, — это разобраться с гневом и управлением гневом у взрослых. Родительство приводит к лишению различных потребностей, в том числе физических. Это также очень интенсивное эмоциональное переживание. Поэтому проблема регуляции эмоций очень важна для родителей.

Регуляция эмоций означает, что мы чувствуем свои эмоции, осознаем их, умеем их распознавать и ведем себя в соответствии с этими эмоциями.

Важно не подавлять эмоции, а выбирать, как себя вести. Если ребенок закатывает истерику в торговом центре, вероятно, он устал и ему пора идти домой. Если ребенок в десятый раз залезает на полку и это вас очень злит, возможно, вам нужно больше сдерживать себя.

Если повторяющаяся ситуация заставляет вас нервничать, например, совместная прогулка, попробуйте как-то изменить ее: Попросите партнера одеть детей, подготовиться заранее.

В любом случае, однако, очень важно понять: Если вы обнаружили в себе агрессию, это не значит, что вы ужасный человек и с этим ничего нельзя поделать. С гневом можно справиться, главное — понять, что я больше не хочу этого делать.

И еще очень важно знать свои границы. Пусть это и заезженное слово. Но это так — человек, который находится в контакте с собой, который понимает, что для него важно, как с ним общаться, а как нет, может отстаивать свои границы без агрессии и злости, спокойно и открыто.

В момент злости нужно проговаривать: «Малыш, сейчас я злюсь» или важнее это определить как-то для себя самого?

Иногда полезно поговорить об этом, а иногда записать и постараться не допустить этого в следующий раз, как в нашем примере, когда мы собирались на прогулку. Но важно помнить, что ребенок понимает все: наш тон голоса, нашу мимику. Если мы говорим замечание со спокойным выражением лица, ребенок понимает это как: Не бери в голову, иди дальше. Конечно, кричать не следует, но можно попытаться показать свое недовольство.

Кричать, злиться, шлепать всегда легче и проще.

Но если это гуманистический подход к воспитанию, то он очень «дорогой» с точки зрения физических и эмоциональных ресурсов родителей. И очень важно не забывать их восстанавливать. Это не обязательно означает лечь и валяться (хотя отдых тоже нужен), но понимать, когда не стоит брать на себя столько ответственности.

Что делать родителям?

Проблема насилия в семье над детьми

«Лучший способ сделать детей здоровыми — это сделать их счастливыми» Оскар Уайльд. Красивые, умные, здоровые и развитые во всех отношениях, дети вырастают только в любви. Ребенка нужно любить не за то, что он аккуратный, тихий, красивый, податливый и т.д., а за то, какой он есть! Конечно, без наказания нет воспитания, но вы должны правильно и грамотно вести свою девочку по жизни. Предупреждайте ее об опасностях, говорите с ней обо всем, что ее интересует, не отсылайте ее к своему разнообразию. Делитесь с ней собственным опытом и мнением, давайте советы, как поступить в той или иной ситуации. Позвольте ей совершать собственные ошибки, иначе характер не разовьется, не заставляйте ее молчать и, прежде всего, не кричите и не давите авторитетом. Это не значит быть равным и уступать каждому капризу. Это значит признавать достоинство и важность маленького человека, уважать и принимать его таким, какой он есть, и мягко и деликатно исправлять некоторые недостатки, которые могут помешать ему в дальнейшей жизни.

Мой отец любил меня безоговорочно. За всю свою жизнь я не услышал от него ни одного плохого слова. Моя мать всегда ставила меня в пример всем остальным. Как я за это страдала! Поэтому я никогда и ни при каких обстоятельствах не ставлю никого в пример своим детям». Прочитав статью, я убедилась, что все делаю правильно. Это замечательная статья.

Читайте ещё:  Как извиниться перед девушкой. Как извиниться перед девушкой.

Я никогда не получала тепла и поддержки от своих родителей, зато много критики и сравнений с другими. Несмотря на то, что я уже взрослый человек, мне очень трудно с этим жить и справляться.

Пренебрежение нуждами ребёнка

Пренебрежение потребностями ребенка очень редко признается родителями как психологическое насилие, но это тоже насилие.

Пренебрежение детьми — не редкость в неблагополучных семьях. Мы все знаем, что это не норма, когда дети лишены достаточного питания, одежды или личных вещей, а также медицинской помощи, когда они в ней нуждаются. Однако пренебрежение потребностями ребенка может иметь место даже в благополучных на первый взгляд семьях

Развитие ребенка ускорено, или игрушки не соответствуют возрасту ребенка. Мать годовалого ребенка покупает для своего малыша игрушки, не соответствующие его возрасту, а предназначенные для детей на два-три года старше, оправдывая свои покупки тем, что она хочет, чтобы ребенок рос. Однако оказывается, что ребенок не способен развиваться соответственно возрасту, на данный момент ему нужны очень простые игрушки: мячик, пирамидки, погремушки, простой разделитель. Мать покупает для сына головоломки, различные учебные пособия… Такая мать на первый взгляд может показаться очень любящей. Но страсть взрослых к опережающему развитию — это тоже равнодушие к реальным потребностям ребенка.

Родители школьников часто пренебрегают игровым инстинктом своих детей, так как считают, что они уже достаточно взрослые, чтобы не играть в игрушки. Поэтому ученик, мечтавший получить на день рождения «Лего», получает мяч (микроскоп, телескоп, форму или лыжи). Конечно, такой подарок — сам по себе замечательная вещь. Но часто юный ученик все еще нуждается в игрушках….. И пренебрежение этой потребностью (нежелание видеть ее) — это насилие.

Особенно жестокой формой этого насилия являются ограничения, которые не позволяют ребенку удовлетворить важные потребности. Например, если воспитательница детского сада не разрешает ребенку сходить в туалет во время тихого часа, она пренебрегает физиологическими потребностями ребенка (то же самое верно, если она не разрешает ребенку выходить из класса во время занятий). Это может привести к развитию у ребенка, например, невроза.

Мать может бессознательно пренебрегать потребностями своего ребенка, потому что не хочет, чтобы он родился. Она может не вызвать врача, потому что считает, что дело того не стоит, или просто забыть дать ребенку лекарство. Иногда матери слишком поздно (например, после первого года жизни) вводят прикорм своим детям.

На мой взгляд, взрослым (родителям или учителям) труднее распознать такое злоупотребление. Поэтому очень важно, чтобы и учителя, и родители задумывались о своем поведении и о последствиях действий взрослых.

Основная проблема насилия — замалчивание проблемы

Самая большая проблема — это сокрытие ситуаций насилия.

Существует целый ряд причин для молчания:

  • родитель полагает, что лучше не напоминать ребёнку о том, что произошло;
  • что ничего страшного на данный момент не происходит;
  • что ребёнок должен сам решать свои проблемы;
  • что обсуждение проблемы может усугубить ситуацию;
  • родитель стыдится того, что его ребёнок оказался в такой ситуации.

Возможны и другие причины замалчивания. Давайте рассмотрим различные ситуации замалчивания и невмешательства взрослых.

Отец регулярно бьет восьмилетнего Мишу ремнем. За разные проступки, за плохие оценки, за то, что он не выносит мусор или не убирает свою комнату. Мама Миши в целом не согласна с «педагогикой» мужа, но молчит и не вмешивается, потому что боится выступить против него. Она делает вид, что все нормально.

Миша боится отца, старается его не видеть, но и матери он не доверяет. Как можно доверять человеку, который позволяет себя бить? Что происходит в мире Миши? Один родитель бьет его, другой делает вид, что ничего не произошло. Мир Миши не просто небезопасен, его мир тревожен и пугающ. Потому что у него нет уверенности в том, что родители защитят его, когда он в этом нуждается.

Если с вами, вашей семьей или вашими друзьями произойдет нечто подобное, не оставайтесь равнодушными! Оставаться равнодушным — значит поддерживать обидчика и молчаливо участвовать в насилии!

Бывают также случаи, когда родители не воспринимают происходящее как насилие. Например, десятилетнего Бориса часто бьют одноклассники, и он приходит домой с синяками и порезами. Его мать даже не обращает на это внимания — она считает, что мальчики должны драться, что это нормально. И не только: она считает, что Борис должен научиться сам решать конфликты.

А если бы она спросила Бориса, что происходит в школе, то поняла бы, что на самом деле ее сын регулярно и ежедневно подвергается насилию. Потому что трое одноклассников намеренно бьют Бориса, который отбивается как может, но силы распределяются неравномерно. Мы не хотим вдаваться в причины конфликта, дело не в этом, дело в насилии.

Одноклассница тоже не стала вдаваться в подробности, она предположила, что когда его ударили, то ударили не просто так. К счастью, опытный учитель заметил проблему и связался с социальным работником и психологом школы. Специалисты смогли понять детей и помочь им выйти из конфликта.

Иногда взрослые боятся вмешиваться в «детские ссоры». Но важно понимать, что бывают разные ситуации. Если дети спорят (не дерутся, а спорят по взаимному согласию) на перемене, а потом вместе идут в кафетерий или дружески беседуют, то вмешиваться точно не стоит. Но если мы видим, что ребенок регулярно подвергается унижениям (то есть психологическому насилию) или побоям (физическому насилию) со стороны другого ребенка, то из этого следует, что ребенок не может справиться с ситуацией самостоятельно.

И если взрослый считает, что ребенок должен научиться решать свои проблемы сам, то стоит задуматься — взрослый должен подумать о себе. Всегда ли он сам решает свои проблемы? Почему, когда ломается кран, он не решает проблему сам, а вызывает сантехника? Почему, заболев, взрослый идет к врачу, а в экстренных случаях вызывает скорую помощь? Например, они могут научиться самостоятельно останавливать кровотечение.

Оцените статью
Mad Girls
Добавить комментарий